• ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Поиск

Поиск

2024-06-19 13:32:26 · Статьи

Река жизни от дубенской Упы до Западной Двины

Река жизни от дубенской Упы до Западной Двины
Фото Владимира Положенцева, из архивов Ольги Ходаковой, Тамары Курлаевой, Ларисы Алёшиной

83 года назад впервые в истории авиации ценою жизни двойной таран в небе и на земле совершил над Западной Двиной экипаж советского бомбардировщика в составе командира младшего лейтенанта Петра Игашова, штурмана младшего лейтенанта Дмитрия Парфёнова, воздушного стрелка-радиста младшего лейтенанта Александра Хохлачёва и воздушного стрелка-радиста краснофлотца, нашего земляка Василия Новикова.

 На всю оставшуюся Великую Отечественную

На девятый день войны, когда фашисты рвались к Ленинграду, стремясь держать своё господство и в небе, дерзость, самоотверженность и самопожертвование советских лётчиков экипажа ДБ-3Т 1-го минно-торпедного авиаполка 8-й авиабригады Краснознамённого Балтийского флота определили вместе с другими героями начального периода Великой Отечественной неизбежность нашей Победы в 1945-м.

Об этом подвиге немало уже написано, в том числе и в «Наследии», с минимумом противоречий, потому что были свидетели двух таранов советского бомбардировщика в воздухе и на земле 30 июня 1941 года. Но трагический начальный период Великой Отечественной войны отодвинул наградные реляции, а мощные взрывы от удара самолёта в скопление вражеской техники у переправы через Западную Двину не оставили практически ничего от героического экипажа и ДБ-3Т.

Фон этого события был поистине драматическим. Дубенский краеведческий музей теперь располагает копиями исторических документов, предоставленных Государственным архивом Тульской области и Тульской областной научной библиотекой, благодаря которым стало возможным восстановить хотя бы отчасти происходившее в первые дни войны на том участке фронта, где сражался в небе наш земляк Василий Новиков с боевыми товарищами.

Из официального «Отчёта о боевой деятельности частей 8-й авиабригады ВВС Краснознамённого Балтийского флота», в которой служил Василий Логинович Новиков, следует, что 30 июня 1941 года в Двинской операции участвовали 63 самолёта, из них от 1-го «новиковского» авиаполка – 32 самолёта ДБ-3, перенаправленных с начала войны с морской торпедной авиации на бомбардировку наземных целей противника. Штаб 8-й авиабригады базировался в Котлах.

Задача авиабригаде была поставлена по нанесению бомбардировочного удара по танкам и войскам противника в районе Двинска.

В Отчёте отмечены мужество экипажа ДБ-3Т под командованием Петра Игашова и героическая гибель лётчиков.

Сказано: «В результате операции под Двинском в воздушных боях противник потерял сбитыми огнём наших экипажей 15 истребителей. 22 наших самолёта не вернулись на свои аэродромы. Из них: 12 самолётов ДБ-3 1-го авиаполка…»

А теперь к расхожим представлениям, бытующим до сих пор, о хаосе, сплошном отступлении советских войск в первые недели войны на земле и о тотальной потере инициативы в небе под ударами фашистских асов.

Из Отчёта: «Бомбардировочный удар 8-й авиабригады по танкам, мотомехчастям и живой силе противника в Двинской операции был достаточно эффективен и значительно затруднил действия противника по форсированию реки Западная Двина на участке Двинск – Крустпилс».

А вот источники наших немалых безвозвратных потерь людей и техники в этой операции: «…действия  8-й авиабригады не были совершенно обеспечены прикрытием истребительной авиацией, противник сосредоточил большое количество своей, в результате чего наши бомбардировщики, будучи неприкрытыми истребителями, вынуждены были одновременно бомбить наземные цели и отражать яростные атаки большого количества истребителей противника, вооружённых  сильным пулемётно-пушечным огнём.

Вторая причина в том, что противник стянул большое количество зенитной артиллерии и зенитных пулемётов и организовал мощное противодействие на всём участке действия его войск.

Третья причина – экипажи точно не знали расположения наших войск и мест сосредоточения частей противника. В результате этого самолётам приходилось продолжительное время находиться над полем боя на низкой высоте, что позволило противнику ввести в действие зенитные пулемёты, которыми он был сильно оснащён.

Четвёртая причина – плохие метеорологические условия и особенности по маршруту к цели…»

Вот в таких условиях экипаж бомбардировщика Петра Игашова после выполнения боевого задания по уничтожению понтонной переправы через Западную Двину, сбил на обратном пути вражеский «мессершмитт», таранил второй самолёт противника и, объятый пламенем, направил свою боевую машину на скопление вражеской техники и войск у переправы.

К этому времени, к началу Великой Отечественной войны, Василий Логинович Новиков, призванный в армию военкоматом Привокзального района Тулы на срочную службу в 1940 году, двадцатипятилетним (очевидно, из-за отсрочки по причине рождения двоих детей), окончил Объединённую школу младших авиационных специалистов, став стрелком-радистом.

Остаётся сказать к подвигу Василия Новикова и остальных членов экипажа бомбардировщика следующее.

После войны школьники города Даугавпилса (прежнее название – Двинск) вместе с учителем В. Фроловым нашли останки героев и перезахоронили в городе.

Однополчане долго добивались награждения экипажа. Несмотря на ряд представлений к званию Героев Советского Союза, 7 мая 1970 года весь экипаж был посмертно награждён орденами Отечественной войны I степени.

Указом Президента Российской Федерации № 679 от 6 июля 1995 года «за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов» экипажу торпедоносца (младший лейтенант Игашов Пётр Степанович, лейтенант Парфёнов Дмитрий Георгиевич, младший лейтенант Хохлачёв Александр Митрофанович, краснофлотец Новиков Василий Логинович) было посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

В 1996 году внучка Героя Василия Новикова Ольга Ходакова передала Дубенскому краеведческому музею фрагменты героического самолёта ДБ-3Т, обнаруженные поисковиками Даугавпилса. Ольге Витальевне эти реликвии перешли от мамы, вдовы Героя Ирины Мартыновны, побывавшей на месте падения самолёта у посёлка Крауяс Науенской волости на 4-м километре шоссе Даугавпилс – Краслава, где установлен памятник (первоначально металлический обелиск от работников Даугавпилсского завода химического волокна, впоследствии заменён на гранитную стелу).

А вот решением Кабинета министров Латвии от 14 июля 2022 г. памятник утверждён в «Списке демонтируемых объектов на территории Латвийской Республики, прославляющих советский и нацистский режимы» со сроком демонтажа до 15 ноября 2022 года. Свершилась ли эта вопиющая несправедливость?

А Россия помнит Героев, их потомков. К 79-летию Великой Победы Звезда Героя Василия Новикова по инициативе в то время губернатора Алексея Дюмина была передана его внучке Ольге Ходаковой.

В русских летописях есть выражение «Откуда есть пошла Русская земля». В данном случае: «Откуда есть пошёл Василий Новиков?..» Рассмотрим в возможных пределах документов и свидетельств потомков обширный род Новиковых, исток которого, всё-таки, не в Гурьевке…

 Подворная перепись гурьевских Новиковых

Начать необходимо с так называемой Подворной переписи в деревне Гурьевка 1918 года (ГУ ГАТО, ф.и. Оп. 3Д. 3686, л. 30), где переписаны Новиковы (дата легко устанавливается по указанному там возрасту младшего ребёнка этой большой семьи Василия (3 года, а родился он в 1915-м). Документ хранится в Государственном архиве Тульской области.

Вот наиболее интересные данные, относящиеся к семейству Новиковых. Глава семьи Логин Максимович (по старой стилистике изложения отчеств – Максимов), 49 лет, трудящийся, профессия – портной.

Состав семьи: жена Мария Никитична, 47 лет; дети: Григорий – 19 лет, Алексей – 16 лет, Пелагея – 13 лет, Николай – 5 лет, Василий – 3 года.

Видимо, такие данные интересовали в разгар Гражданской войны Советскую власть с целью организации выборных органов на территориях. Далее возникает ряд вопросов. Главный связан с судьбами главы семейства Логина  и его трёх сыновей Григория, Алексея и Николая, узнать о которых что-либо не представилось возможным.

Возникло логическое предположение о том, что Логина Максимовича, имевшего крепкое середняцкое хозяйство по меркам 20 – начала 30-х годов XX века в виде дома, сарая, лошади, коровы, 5 овец, земельного надела в четыре десятины земли, а это площадь более 4-х гектаров, к 1931 году или не было в живых, или он оказался вне родных мест.

Дело в том, что согласно колхозной учётной карточке его жена Мария Никитична, 1873 года рождения, неграмотная, в 1931 году вступила в колхоз «Серп и молот» (по данным сектора муниципального архива администрации МО Дубенский район, хозяйство принадлежало Лошаченскому сельсовету) одна и жила, работала, значит, в селе Лошачье, имея по упомянутому документу собственное хозяйство в виде земельного надела, садовой площади. Тем более, что в учётной карточке в графе «Отношение к главе семьи» значится «гл.», что означает, видимо, «глава». Но – повторюсь – это только предположение в отношении судеб Логина, отчасти Марии, их трёх старших сыновей, один из которых занимался с отцом помимо хлебопашества, по устным сведениям,  и заготовкой дров на продажу, очевидно, в округе и в Туле.

 Теперь о Василии, будущем Герое…

По метрической записи рождения Василия, сына Логина и Марьи (Государственный архив Тульской области), следует, что он «рождения 27/крещения 28 февраля 1915 года. Родители: сельца Гурьевка крестьянин Логин Максимов Новиков и его законная жена Мария Никитична.

Восприемники (крёстные. – В.П.) крестьяне сельца Варваринского Павел Никитин Страхов и сельца Гурьевка Евграфа Иларионова Ломова жена Анна Петрова».

Таинство крещения свершалось в храме села Скоморошки во имя Покрова Пресвятой Богородицы священником Павлом Струковым. На месте храма, уничтоженного в 30-е годы прошлого века, и старого кладбища теперь возле современной автодороги – заросшее деревьями невысокое всхолмье.

О детстве, юности Василия ничего установить не удалось. Им есть немые свидетели на месте усадьбы Новиковых…

 Исчезнувшая узкоколейка, три сосны, памятные камни

Гурьевка, где жили Новиковы, по крайней мере до 30-х годов прошлого века, издавна делилась на три части – большая, малая и станция.

Вот на этой станции теперь уж бывшей узкоколейки, по свидетельству гурьевских старожилов супругов Коноваловых Татьяны Викторовны и Евгения Николаевича, полученных от своих предков, жителей деревни старшего поколения, жили Новиковы, предположительно в каменном доме под соломенной крышей, бывшем  до революции 1917 года принадлежностью железной дороги, как считает Евгений Коновалов. На этом месте в старое время было несколько домов, главным образом, путейцев.

Из «Истории развития железнодорожного транспорта в Туле» Михаила Сафронова,
proza.ru:

 «Начало строительства линии Тула-Лихвинской железной дороги относится к 1899 году, тогда как окончательно оно было закончено в январе 1905 г. Данная узкоколейка, построенная Московским Обществом подъездных путей, брала свое начало в Туле, протягивалась прямо на запад и заканчивалась через 113 км, вблизи города Лихвин.

Для обустройства шпал на данной узкоколейке были использованы тонкие жерди от срубленных деревьев, которые не требовали балластировки, их закладывали непосредственно на лесной мох. Главным топливом для первых маломощных локомотивов, проходивших по Тула-Лихвинской дороге, стали берёзовые кругляши.

В циркуляре Главного штаба Российской Империи за 1904 год можно найти две записи по поводу открытия данной узкоколейки:

«1) № 6 от 09.01.1904 «Об открытии временного товарного движения на участке Тула–Дубна, Тула–Лихвинской ж.д.»;

2) № 94 от 27.03.1904 «Об открытии временного пассажирского движения на участке Тула–Дубна Тула–Лихвинского подъездного пути»

Постоянное движение на Тула-Лихвинской железной дороге открылось  25 декабря 1905, от основного железнодорожного вокзала города Тулы – Московского вокзала. На каждой из станций узкоколейки была установлена электрожезловая система регулирования движения поездов. Линия предполагала остановки на следующих станциях:

1. Тула (здесь останавливались только пассажирские поезда),

2. Тула-Лихвинская,

3. Рвы,

4. Труфаново,

5. Кураково,

6. Бредихино,

7. Веригино

8. Дубна,

9. Гурьевка,

10. Ясеновая,

11. Ханино,

12. Суворово,

13. Черепеть,

14. Лихвин».

К этой узкоколейке, существовавшей вплоть до горбачёвской перестройки, Новиковы, очевидно, отношения не имели, кроме двух представителей этого рода, о чём речь впереди.

В детстве и Татьяна Викторовна, до замужества Коврижкина, и её муж Евгений Николаевич здесь часто бывали, добираясь сюда на велосипедах и пешком.

По их свидетельству, при станции узкоколейки стоял вокзальчик, где местная молодёжь образовала «пятачок» для посиделок с танцами, свиданий, первых влюблённостей, где мог бывать и юный Василий Новиков.

От узкоколейки осталась невысокая насыпь, густо заросшая травой. Евгений Коновалов показал три гигантские сосны рядом с местом, бывшей усадьбой Новиковых – свидетельницы прежних времён, «помнящие» до сих пор Новикова-младшего. Теперь эта местность превратилась в сплошной лес.

И всё же вопросы множатся. Где жили старшие Новиковы до образования узкоколейки, то есть до 1905 года? Или железная дорога «подступила» к уже существовавшей здесь усадьбе Логина и Марии?

Коноваловы отыскали точное, по их мнению, место новиковского дома, где мы обнаружили валуны от фундамента. Попутно Евгений Николаевич припомнил из своего детства спившегося дядю Пашу, жившего здесь и державшего в годы НЭПа в 20-е годы прошлого века торговую лавку при станции, затем в начале 30-х годов реквизированную, что и превратило бывшего нэпмана Балуцкого в беспробудного пьяницу.

Преклонение перед Василием Новиковым-Героем у Коноваловых «греется» и личной причастностью как потомков героических предков к памяти о Великой Отечественной. Дедушка Евгения Павел Петрович погиб на войне, отец Николай Павлович тоже воевал и вернулся домой в родную Гурьевку. Вдумайтесь: вместе с ним по призыву в 1941-м ушло сразу 20  гурьевских мужчин – практически по числу нынешнего призыва на срочную весной или осенью.

У Татьяны Николаевны пришёл раненым с Великой Отечественной дедушка Яков Васильевич Коврижкин, 1904 года рождения.

А Василий Логинович Новиков, хотя после женитьбы на Ирине Мартыновне Рожковой жил в Туле по адресу: 2-й Лихвинский посёлок, дом № 32, работал по разным профессиям и на разных должностях, в том числе и начальником военно-учётного стола на Батищевском заводе, сведения о себе на случай гибели на войне отправил на малую родину, в Гурьевку, тем более, что в родных местах жили многочисленные родственники…

 В подворной переписи Новиковых 1918 года дети были указаны не все, как и «откуда есть пошли» Логин и Мария!

Архивные документы могут оказаться неточными, что и произошло с Подворной переписью семейства Новиковых 1918 года. Но – по порядку.

Связавшись со мной по телефону, внучка Героя Ольга Ходакова  сообщила, что в селе Воскресенское живёт Лариса, уверявшая её, что является потомком Василия Логиновича. По любезно предоставленному мне Ольгой Витальевной телефонному номеру я связался с Ларисой, которая подтвердила сказанное ею и сообщила, что является правнучкой сестры Василия Новикова Анны Логиновны. Более того, в её архиве есть фото Героя, присланное перед войной сестре с дарственной надписью на обратной стороне. Анна Логиновна отсутствует в неоднократно упоминавшейся здесь переписи 1918 года. По свидетельству Ларисы Алёшиной, Анна была старшим ребёнком у Новиковых, родившейся в 90-х годах XIX века, вышла замуж, родила и жила отдельно с мужем, потому и не попала в перепись по причине умолчания её родителей или соответственно целям освидетельствования хозяйств, то есть по факту живших в них.

Лариса прислал мне по электронной почте фото Василия Логиновича с драгоценным теперь для нас его автографом: «Сестре Анне Логиновне от брата Василия Логиновича. 14.XII. 1940. Ораниенбаум» (первую строку надписи не удалось прочесть).

Лариса посоветовала обратиться к её маме Тамаре Сергеевне Курлаевой, живущей в Дубне, знающей намного больше о Новиковых, нежели дочь.

Я встретился с Тамарой Сергеевной и узнал от неё ряд новых свидетельств по родословной Новиковых.

– У моей бабушки Анны Логиновны, бывшей замужем за Василием Трошиным, стрелочником на узкоколейке при станции в Гурьевке, родились одиннадцать детей! Выжили семеро: Иван, Николай, Мария, Сергей, Александра  – моя мама; Алексей и Виктор.

Иван погиб на Великой Отечественной войне, воевал и Сергей, попал в фашистский плен, но вернулся домой после освобождения. Моя тётя Мария, как и её отец, работала на гурьевской железнодорожной станции.

Полина Логиновна (Пелагея по Подворной переписи. – В.П.), сестра Василия Логиновича, имела дочь, жила в Туле.

Моя мама Александра Васильевна окончила Сухаревское педучилище и по распределению уехала работать в Алексинский район, где я и родилась. В 80-е годы прошлого века мы переехали в Дубну. Здесь мама и похоронена.

Тамара Сергеевна также сообщила, что у Логина и Марии Новиковых, оказывается, была ещё одна дочь, скорее всего, Алёна, которая так же, как и её сестра Анна, не зафиксирована в Подворной переписи 1918 года. Она жила в Сталиногорске (Новомосковск).

И ещё. «Поколенческая почта» донесла, что Логин Максимович и Мария Никитична – уроженцы деревни Новосёлки, а не Гурьевки.

Вот, пожалуй, и всё пока. «Пока», потому что точку ставить рано; верится: обнаружатся и другие факты, связанные с Новиковыми. Возможно, откликнутся и потомки Рожковых по линии жены Василия Логиновича Ирины Мартыновны.

Действительно: герои не умирают, а значит, – и всё, что с ними связано.