301160, Тульская область, пос.
Дубна, ул. Первомайская, д. 41
+7 (48732) 2-13-81
+7 (953) 197-82-40
  • dubnanasledie@tularegion.org
  • 301160, Тульская область, пос.
    Дубна, ул. Первомайская, д. 41
  • +7 (48732) 2-13-81
    +7 (953) 197-82-40

12.11.2022 11:56:00

«Марфа», несвятая святая из Якшина

Наш собеседник – Валентина Киденко, журналист, писатель, педагог. Валентина Юрьевна родилась в Туле. Училась в Литературном институте в Москве, занималась в поэтическом семинаре Владимира Кострова. Окончила Тульский государственный университет им. Л. Н. Толстого. Была выпускающим редактором газеты «Тульские епархиальные ведомости» (вплоть до её закрытия), редактором сайта «Азбука воспитания» на портале «Азбука веры», работала в газете «Позиция». Последние два года Валентина Киденко живёт в Дубне, работает учителем русского языка и литературы в Опоченском центре образования. Валентина Юрьевна создала документально-художественный роман «Марфа» о владелице дворянской усадьбы в Якшине Одоевского уезда (ныне – Дубенский район) Тульской губернии Валентине Гордеевой – настоятельнице Марфо-Мариинской обители в Москве после Великой княгини Елизаветы Фёдоровны Романовой. 

О малоизвестной судьбе Валентины Сергеевны Гордеевой, её эпохе – беседа с Валентиной Киденко.

– Валентина Юрьевна, кто же она, Валентина Гордеева, главный герой Вашего романа «Марфа», часть жизни которой связана с Якшино?

– О жизни Валентины Сергеевны известно мало. О её детстве ничего не известно, о юности – только отрывочные сведения. Факты из её взрослой жизни, приводимые в моём романе, основаны на епархиальной хронике официальных визитов, паломничеств, перемещений и фактах благотворительной деятельности Великой княгини Елизаветы Фёдоровны Романовой, в благих начинаниях которой участвовала Валентина Сергеевна.

Известно, что Валентина Сергеевна Гордеева, урождённая Ушакова, родилась в 1863 году в Самаре в семье действительного статского советника Сергея Петровича Ушакова, Тульского губернатора. Некоторые современники считали, что он – незаконнорожденный сын императора Николая I.

В пользу высокого происхождения Сергея Ушакова говорит и то, что его дочь Валентина Сергеевна была принята при дворе благосклонно, вскоре став не только фрейлиной императрицы, но и приятельницей, а потом и близкой подругой великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Они были ровесницы.

В феврале 1905 года возле Никольской башни Кремля «адская машина» террориста Ивана Каляева разорвала на куски Великого князя Сергея Александровича – мужа Елизаветы Фёдоровны.

Елизавета Фёдоровна навестила в тюрьме убийцу мужа и простила его, что вызвало у всех недоумение, а у Каляева и его сторонников  – злословие. Просьбу истинной христианки о помиловании убийцы отверг даже император Николай II, сам мученически погибший от рук большевиков 13 лет спустя.

После пережитого, оставив светскую жизнь, Елизавета Фёдоровна приобрела на свои деньги особняк и занялась основанием Марфо-Мариинской обители в Москве.

В 1887 году Валентина Сергеевна вышла замуж за Николая Гордеева (1850–1906), предводителя дворянства Одоевского уезда Тульской губернии, одно из имений которого находилось в Якшине. Николай Николаевич служил бессарабским вице-губернатором с производством в надворные советники. Был переведён на вице-губернаторскую должность в Рязанскую губернию, а в 1902 – 1906 годах занимал пост курского губернатора.

– Расскажите поподробнее о владельце якшинского поместья, муже Валентины Сергеевны.

– Воспитывался Николай Гордеев в Москве, родовом имении Якшино. Учился за границей в Гейдельберге, затем в лицее князя Безбородко, в Киевском и Петербургском университетах, но курса не закончил. В 1873 году начал службу в Департаменте общих дел в Министерстве государственных имуществ. В 1901 году произведён в действительные статские советники. В ноябре 1902 года назначен курским губернатором.

В этом же году его распоряжением в Курской губернии создан губернский «комитет о нуждах сельскохозяйственной промышленности». Обсуждая проект губернской реформы, выступил за объединение уездных учреждений в лице авторитетного начальника уезда с соблюдением принципа отделения судебной власти от административной.

Гордеев был знатоком и страстным любителем археологии, увлекался собиранием древностей.

Одна из заслуг Николая Николаевича перед курянами – основание в 1903 году учёной архивной комиссии и музея при ней.

Осенью 1905 года революционные волнения России докатились до Курска. 19 октября этого года губернатор запретил проведение общегородской демонстрации революционно настроенных курян. Однако участников демонстрации избили черносотенцы, после чего последовал двухдневный еврейский погром.

Все попытки Гордеева пресечь действия черносотенцев и навести порядок в городе окончились неудачей, следствием чего явилось прошение царю об отставке.



10 февраля 1906 года во время торжественного заседания Курской учёной архивной комиссии по поводу 3-й годовщины её создания, решено было создать фонд имени Гордеева, чтобы проценты с этого фонда выдавались в виде премии за научные исторические труды. Фонд имени Гордеева существовал до Октябрьской революции. В 2002 году Курским областным комитетом культуры учреждена ежегодная премия им. Н. Н. Гордеева, присуждаемая лучшим музейным работникам Курской области. 20  ноября 2013 года открыта памятная доска на здании улицы Дзержинского, 70 (бывший губернаторский дом), посвящённая Гордееву. 




10 декабря 1905 года прошение было удовлетворено, но нравственные силы Гордеева были подорваны, здоровье расшатано. Спустя год в санатории «Надеждино» Московской губернии Николай Николаевич скончался. Похоронили его, согласно завещанию, в родовом имении Якшино, рядом с могилами матери и сестры.

– Что же было дальше у Валентины Сергеевны после смерти мужа?

– Некоторое время Гордеева жила в родовом имении мужа в Якшине в Тульской губернии, а в 1908 году Великая княгиня Елизавета Фёдоровна пригласила Валентину Сергеевну в Марфо-Мариинскую обитель – налаживать жизнь сестричества. Перед отъездом Гордеева завещала имение в Якшине князьям племянникам Голицыным.

Дворянская усадьба Якшино просуществовала с 1908 по 1917 годы и была национализирована Советами, частью попросту разграблена. В советские годы там размещались интернат для умственно отсталых детей, молокозавод. На протяжении ряда десятилетий здесь существует Дом отдыха «Ясный берег» под патронажем Тульской оборонной промышленности.

 




Американская журналистка Рита Чайлд Дорр, посетившая Марфо-Мариинскую обитель в августе 1917 года, в одном из своих интервью так описала встречу с «Марфой»: «Все отмечали большую работоспособность Валентины Сергеевны. У неё прекрасное лицо, чёткий голос и быстрые, изящные движения. Французский язык Гордеевой настолько совершенен, что мне казалось: я разговариваю с парижанкой».






22 апреля 1910 года, в Светлую Седмицу, Преосвященный Трифон посвятил Великую княгиню Елизавету Фёдоровну Романову, Валентину Сергеевну Гордееву и 15 сестёр милосердия Марфо-Мариинской обители в крестовые сёстры. По русскому обычаю они породнились во Христе – обменялись нательными крестами. Елизавета Фёдоровна была посвящена в настоятельницы, Валентина Сергеевна назначена казначеей.

Все дела милосердия они воплощали вместе: создавали Воскресную школу для фабричных рабочих, организовывали бесплатные обеды для малоимущих и многодетных, основывали школу для сирот, отмывали и обучали грамоте уличных мальчишек со злачной московской «хитровки». Настоятельница считала, что у Бога нет безнадёжных людей. В  1914 году крестовых сестёр было уже 97.

После революции 1917 года обитель на удивление долго держалась на плаву. В феврале пришли арестовывать Елизавету Фёдоровну Романову, но офицер узнал духовника обители о. Митрофания Сребрянского – своего полкового священника, героя Русско-японской войны, и грузовик с вооружёнными людьми повернул обратно. Позже мать-настоятельница стойко переносила обыски, аресты и наветы, веря, что русский народ невиновен, что он – обманутое дитя.

Валентина Сергеевна – «Марфа» – всегда была рядом, сопереживала, поддерживала подругу и наставницу, но в 1918 году, на третий день Пасхи, проводила её в дорогу в один конец. Последний арест случился на Иверскую – Елизавету Фёдоровну вывезли в Пермь. 

– Почему же «Марфа» не поехала за Елизаветой Фёдоровной – духовной сестрой?

– Для многих это и сегодня остаётся неразрешимым вопросом. Почему не разделила её судьбу – не была сброшена с ней в страшную алапаевскую шахту, не пела с ней в последний раз херувимскую?

Очевидно, перед Валентиной Гордеевой не стоял вопрос выбора. Великая Матушка поручила ей обитель, поставив служение Христу выше мирской дружбы, любви и привязанности. Сестра Валентина приняла это высокое поручение за послушание…


– А дальше?

– Вскоре после случившегося сёстры Марфо-Мариинской обители и их духовник о. Митрофаний единодушно избрали казначею новой настоятельницей. Божьим промыслом и под началом матушки Валентины обитель в советское время прожила целых семь лет.

О благотворительности обители пришлось забыть: средства были национализированы. Но число сестёр превышало сотню, и при постоянном и деятельном диалоге Валентины Сергеевны с властью учреждения обители оставались бесплатными даже в голодном 1920 году. Позже, упразднив устав, обитель превратили в трудовую общину, а храмы оставили сёстрам по…договору.

В феврале 1923 года настоятельницу, протоиерея Митрофания Сребрянского и священника Вениамина Воронцова впервые увёз «чёрный воронок».

Валентину Сергеевну после допроса отпустили, отца Вениамина продержали шесть месяцев, а отца Митрофания осудили по 58-й статье и сослали в Тобольск. В газете «Правда» в статье «Советские Марфа и Мария» обитель поливали грязью.

– Чем же это всё закончилось?

– Восемнадцать марфомариинских сестёр и Валентину Сергеевну сослали в Киргизию (сейчас – территория Казахстана). Одна из сестёр Надежда (Бреннер) записала в своём дневнике, что вскоре Валентину Сергеевну и её отправили в город Казалинск, а других сестёр – в Алма-Ату, Чимкент, Туркестан.

В 1929 году всех освободили.

Валентина Сергеевна решила ехать в Ростов. Съехалось шесть человек. Получили паспорта и снова уехали в Туркестан, так как Родина встретила их неприветливо. Оставшиеся вскоре снова были арестованы.

Шёл 1931 год. Валентина Сергеевна стала сильно болеть и с каждым днём слабела. 19 июля в субботу после Всенощной она тихо и мирно отошла ко Господу.

Сейчас на месте захоронения Валентины Гордеевой в Казахстане нет ни часовни, ни памятника, ни креста – высится панельная многоэтажка. Но история жизни Гордеевой не может стереться, померкнуть, как исчезла могила…

– Валентина Юрьевна, чем для Вас является Якшино и что привело туда?

– В 1980–90-е годы прошлого века каждое лето мы приезжали семьёй в Якшино – на базу отдыха одного из оборонных предприятий.

От былой усадьбы кое-что сохранилось, липовая аллея, маленькая голубятня, княжеский теремок в псевдорусском стиле, каскад прудов с фонтаном, фруктовый сад, здание конюшен, столетние кедровые сосны, скреплённый металлическими пластинами древний неохватный дуб – по местному преданию, почти ровесник Куликовской битвы, рассказывают, на монголотатарском кургане. До сих пор стоит разрушенным бывший великолепным во времена князей Голицыных храм Преображения Господня. Кстати, слово «якши» по-татарски переводится как «хорошо», а в качестве топонима – как «обетованная земля», и это воистину так.

Помню, что в дни моего детства был ещё жив местный девяностолетний смотритель, помнивший барина.

По словам краеведа-любителя, Валентина Сергеевна очень любила местные красоты и цветы, а ещё – помолиться в храме. Недавно у алтаря вели земляные работы и нашли гранитные плиты с надгробий – увы, теперь уже нельзя установить чьих. Где-то здесь похоронен Николай Николаевич Гордеев.

Возле алтаря Преображенского храма вырубили деревья, поставили ограду и установили поклонный крест. Валентину Гордееву помнят и чтут.

– И последний вопрос. В чём особенность Вашего романа «Марфа»?

– В нём немало художественного вымысла. Придуманность ряда сюжетных линий помогла мне выстроить развитие пути моей героини, заполнить «белые пятна» её биографии и отчасти другой – автора-журналиста, списанной в чём-то с меня, на пути взросления, приобретения жизненного опыта по мере постижения судьбы «Марфы». К примеру, есть линия Веригина – выдуманного жениха Валентины Гордеевой – и несостоявшегося его венчания с героиней в реально существующем до сих пор храме святых Бориса и Глеба (1804 г.) в деревне Поречье – сюжетные дополнения к настоящей истории «Марфы». Романный Сергей Анатольевич Веригин и «закольцовывает» реально-художественный сюжет моей книги.

В романе два плана – современный (80-е годы XX века) и ретроспективный (с 1863 по 1941 годы прошлого века).

Завязка действия в Якшине проходит через кульминацию в Якшине и смыкается с финалом-развязкой там же. Крошечный клочок земли становится местом высшей точки бытия, где действует Бог и происходит встреча с Ним.

В конце октября я побывала на презентации книги о протоиерее Дмитрии Смирнове, которую издала Сретенская Духовная Академия (издательство «Вольный странник»), главный редактор – архимандрит Тихон Шевкунов. В этой книге – две мои статьи.

Пообщалась с издателями. Они заинтересовались моим романом «Марфа».

– Скорейшего издания Вашего романа, Валентина Юрьевна! Здоровья, успехов в работе и святого творческого вдохновения.

– Спасибо!


Беседовал Владимир Положенцев

Фото из архива Валентины Киденко

«Марфа», несвятая святая из Якшина

Возврат к списку

Написать в редакцию