• dubnanasledie@tularegion.org
  • 301160, Тульская область, пос. Дубна, ул. Первомайская, д. 41
  • +7 (48732) 2-13-81, +7 (953) 197-82-40
 
О Дубенских лесах, второй сторожке и лесниках 24.03.2020 09:50:00

О Дубенских лесах, второй сторожке и лесниках

По воспоминаниям Тамары Ильиничны Гайдуковой, в девичестве Фединой,

дочери лесника Ильи Федина

 

Семья Ильи Фёдоровича. Женитьба

Илья Фёдорович Федин родился в 1922 году в деревне Старые Горки в Чернском районе, в семье Фёдора Николаевича и Аксиньи Николаевны Фединых. Семья жила в достатке, была раскулачена – отняли всё, даже вилки и ложки. Жили трудно, в семье росло четверо детей, не хватало одежды. Старшую из детей, Дусю, отправили в Москву в няньки. В 1933-м она получила известие от родных, что в деревне голод. К ней приехал брат Василий, и дети купили в Москве на заработанные маленькой нянькой деньги мешок крупы и муки. Так и выжили…

 В 1942 году Илью призвали в армию, в Электросталь, но по состоянию здоровья на фронт не отправили, приписали к воинской части в Волоколамске, где он работал на военном аэродроме, ремонтировал обувь для лётчиц, совершенствовался в сапожном деле, научился шить сапоги.  А на родине в Чернском районе в их доме тем временем стояли немцы. Кричали: «Матка, есть давай!»

 Послевоенные годы тоже были, как и по всей стране, тяжёлыми. В Чернском районе мало лесов, не хватало дров, да и угля, обогревали дома с трудом, люди из района уезжали. Свояк Семён Нефёдович Савосин из Старых Горок, коммунист, дошёл во время войны до Берлина, имел награды, был назначен в это время председателем сельсовета в село Воскресенское Дубенского района. Он подыскал для семьи Фединых домик на улице Фрунзе в Дубне, который они и купили. Отец ещё был жив, умер он в голодный 47-й год, говорили — от тяжёлой работы, семья была большая, её нелегко было прокормить. Рядом с маленьким построили позже дом побольше, который впоследствии сгорел. 

 В 1949 году Илья познакомился с хорошей девушкой из Ивановки.  Надежда жила одна в маленьком доме, от родителей ей досталась корова и небольшое хозяйство. Мать умерла в 50 лет, отец женился на зажиточной женщине и ушел жить на станцию Гурьевку. Вскоре Надежда и Илья поженились. Муж зарабатывал сапожным делом, но потом пошёл работать в лесхоз рабочим. Дом их плохой был, старенький, скоро молодожёнам дали комнату в Савёнках, а когда Илья отработал рабочим года 2-3, ему предложили работу лесником. Жить нужно было во второй сторожке, небольшом доме для лесника. Дали форму, значок лесника, сумку через плечо, ружьё. Зарплата была сначала 30 рублей, потом – 40, в последние годы – 60.

                                                                Жизнь в сторожке

 Переехали в сторожку в 1952 году. Когда-то здесь жил с семьёй знаменитый герой Великой Отечественной войны лесник Андрей Семёнович Храпков, который вывел тайно от немцев из дубенских лесов в безопасное место подразделение кавалерийской дивизии. Дом в сторожке был построен, как вспоминал Илья Фёдорович, ещё при царе. Красный кирпич был переложен чёрным, блестящим, каких давно уже не делают.  В доме спальня, (2 кровати и сундук), зал, кухня, печка, лежанка с плитой, большие сенцы, а с другой стороны большой чулан. С тех времён, когда в доме была контора, сохранилось окошко, из которого выдавали деньги работникам лесного хозяйства.

 Привели корову из Ивановки. В чулане держали зерно, молоко, сливочное масло, стояли рундуки с зерном, крупами.

Ближние деревни Бекетовка и Королёвка находились в трёх километрах от сторожки, между ними было меньше километра. В Чугуновке же остались в то время одни сады, даже фундаментов не было – дома перевозили вместе с ними.

Дочку Тамару Надежда Петровна рожала в Дубне. В морозный день 11 января 1952 года довёз её муж до речки Дубны на санях, а потом уж пошла сама пешком до больницы. После выписки муж забрал её с ребёнком на лошади.

Мать Ильи Фёдоровича, Аксинья Николаевна, ездила туда-сюда по детям, помогала, сидела с внуками. Побыла, пока маленькая Тамара окрепла. Но когда через два года родился сын Владимир, приехала ненадолго, так как нужна была срочно в другой семье. Пришлось на время позвать чужую бабушку из деревни Катешово. Аксинья Николаевна приехала, как только смогла, да так и осталась в сторожке.  В 1955 году умерла, не болела особенно, легла полежать, да и не встала. Старенькая была, к 80 годам…

                                            Работа лесника

 Обход, который проводился летом каждый день, а зимой реже, за лесником был закреплён большой: Ягодное напротив Ивановки и чуть дальше – всё по правой стороне речки Дубны, с оврагами и полянами, лес Ситкин, тоже по правой стороне речки, только ближе, леса вокруг сторожки, питомник – всего около 800 гектаров.

Основные обязанности лесника – охрана согласно паспорту обхода сооружений, земли, насаждений, мероприятия по предупреждению, обнаружению и тушению лесных пожаров, сообщение в лесничество об обнаружении на участке вредителей и болезней, проверка документов на право охоты и хозяйственной деятельности. Начальство было строгим: если ревизия обнаруживала пенёк от спиленного дерева, наказанием леснику был штраф, а то и с работы могли выгнать. Следили, умели раньше беречь лес!

Обход делился на кварталы — части леса, отграниченные просеками или естественными рубежами.  Про́сека – узкая полоса, прорубаемая в лесу с целью обозначения границ лесных кварталов. На пересечении квартальных просек устанавливался квартальный столб, на котором был указан номер обхода и квартала.  

Дел было много. Вырубали сплошняком лесосеки (участки леса, отведённые для рубок спелых и перестойных насаждений, лесовосстановительных рубок, рубок ухода за лесом и санитарных). На вырубках сажали саженцы из питомника. Были и выборочные порубки, когда валили только берёзы или дубы. Делали прочистки заросших просек. Срубленные деревья с древесиной низкого качества аккуратно складывали в штабель, поджигали где можно, либо оставляли постепенно сгнивать. Как-то рабочие жили в сторожке всю зиму, рубили лес.

Хозяйка сторожки Надежда Петровна тоже работала: мётлы резала, дрова пилила —  пенсию зарабатывала. И Тамаре приходилось не раз матери помогать.

На сено выписывались ордера, все поляны были под названиями и обмеряны: Могильникова ближе к сторожке, дальше Ситкина, Ягодное. В домашних хозяйствах коров тогда держали много, только в Дубне было два больших стада. Иной раз людям удавалось за один солнечный сухой день высушить и увезти сено к дому.

 Леснику было положен пай на корову, который выделяли на поляне за речкой Дубной ниже леса Просека, косить всегда помогали родные.

За дровами, которые отпускал по ордеру лесник, приезжали на машинах, лошадях. На кварталах лежали напиленные на продажу штабеля по 5 кубов – 5 м в длину и 1 в высоту. Каждое полено имело длину один метр.

Много работ проводились в питомнике. Его окружала деревянная низкая ограда с воротами, по переднему краю росли двухметровой полосой ели в качестве живой изгороди.

Собирали жёлуди, хранили их всю зиму на земле, накрывали, они лежали вперемешку со льдом. Весной привозили семена разных пород: ели, дуба, кленов, сосны, ясеня, жимолости, сеяли их, начиная от заградительной полосы елей в ровные длинные рядки шириной метр. Ухаживали за саженцами: рыхлили междурядья тракторами с орудиями, пололи рядки вручную, воду для полива подвозили машинами из речки. Из питомника подросшие деревца и кусты забирали на посадку во все леса района.

Рабочие в лесхозе были из Протасово, Ивановки, тракторист Сериков жил в Гурьевке.

Однажды в год, когда на леса напал непарный шелкопряд, Илья Фёдорович пришёл в Ивановскую школу и попросил детей помочь в борьбе с гусеницами. Бабочки шелкопряда откладывают 300-450 яиц на нижней части ствола, в апреле перезимовавшие в яйцах гусеницы выходят из яиц, сидят на стволах до суток, а потом переползают повыше в крону.

Обращался лесник и в Дубенскую школу с просьбой помочь в прополке саженцев. Директор Мария Михайловна Савельева ему не отказала. Детей возили на работу в питомнике на машинах через речку Дубну.

Все поля в те годы были засеяны: на Веенке сеяло село Надеждино (совхоз «Ясеновое»). Около сторожки поля сеял Королевский совхоз. Вблизи было два моста через р. Дубну: с Ивановкой и с Дубной, их каждый год сносило паводком. Мосты восстанавливал совхоз «Ясеновое». Ещё был брод.

                       Школьные годы Тамары и Владимира

 В первый класс дочка Тамара пошла учиться в Ивановскую начальную школу, жила у тёток, сестёр матери Натальи и Александры по два года у каждой. Потом в Ивановскую школу пошёл и Володя. Первой учительницей у них была Крупнина Надежда Фёдоровна, которая ходила учить детей из Дубны в Ивановку пешком и в мороз, и в пургу. Ждали её, в плохую погоду выходили на дорогу встречать. Летом иной раз на мотоцикле её привозил муж Николай Игнатьевич.

В пятый класс нужно было идти учиться в 8-летнюю Королевскую школу за три километра от сторожки. Тамара ходила пешком, а Володя, который перешёл вместе с ней в эту школу, зимой ходил на лыжах. В метель и сильный мороз детей подвозил на санях отец.

В Королевскую школу ходили ребята из Сизенево, Новосёлок, Скоморошек, Бекетовки, Гурьевки, с лесозавода. Самый дальний путь был у школьников из Скоморошек — 7 километров. В классе у Тамары было 12 человек. В Королевке был клуб, ставили постановки. Библиотека была хорошая – трудно было оторваться от интересных книг.

                              Жизнь в сторожке (продолжение)

Животные подходили к дому часто, особенно лоси. Лисы и хорьки кур воровали. Встречались косули, зайцы. Люди не боялись зверей никогда, да они никого и не пугали. Летом дом был полон приехавших погостить детей –  племянников Ильи Фёдоровича и Надежды Петровны. Спали на сеновале, вечером разводили костёр, пекли картошку, выпивали три литра молока – вот и ужин готов. Отец сделал качели между двумя дубами.

Огород был по деревенским понятиям небольшой, но всего было вволю: картошка, морковь, свёкла, помидоры, огурцы, зелень… Дети помогали, у Тамары были маленькие грабельки. Летом собирали ягоды-малину на хуторах Чугуновке, Малёнчиво, где оставались ещё сады. Лесхоз дал семье для посадки яблони разных сортов: пять саженцев штрифеля, две антоновки, пепин шафранный и две мельбы.  Грибы собирали каждый день, солили, сушили. Клещи были и тогда, всегда проверяли после леса, не прицепились ли, но болеть никто не болел. Корова сама ходила по лесу с телятами, которых иногда приносила двойню.

За водой ходили в родник – как идти на Королёвку, метров 500 от сторожки влево.  Там был сделан сруб. Трактором выкопали ниже родника маленький прудик, в котором купались, полоскали бельё.  Несколько лет хозяйка дома держала пчёл. Мёд, собранный с лип, с чистого разнотравья был удивительно душистым, больше нигде в жизни такого не встречали. В доме постоянно жили кошки, все были рыжие с белыми полосками. Гулять они бегали в Королёвку. Пропадали на неделю, а спустя срок приносили котят. Собаки, сколько ни брал их Илья Фёдорович, были добрыми, хотя в лесу нужна как раз собака с характером. Мимо сторожки проезжала на лошади возчица пекарни с хлебным фургоном, всегда останавливалась, чтобы продать хлеб. Электричества не было, вечером зажигали керосиновую лампу. В 1964-65 году дали генератор, свет помогал наладить сын Владимир, он разбирался в технике. Тогда провели провода, повесили лампу «молнию» возле дома. От лесхоза выделили как-то радиоприёмник, который работал на батарейках – слушали музыку, новости. 

Иногда приходил или приезжал на велосипеде известный в районе фотограф Семён Гурьевский. Брал за работу недорого, на память о сторожке осталось несколько его фоторабот.

 На станцию Гурьевку прибывали иногда вагоны-магазины, а также вагон-клуб, который всегда был переполнен желающими посмотреть кино. 

Линия на Ханино проходила мимо Бекетовки, в трёх километрах, шум поездов был слышен в доме. Товарняки ходили часто, изредка — пассажирский. На Королевке, хоть деревня была и большой, остановки не было, поезд замедлял ход, пассажиры прыгали, потом шли пешком в деревни или на сторожку.

Однажды с Надеждой Петровной случилась страшная история. Она возвращалась из Дубны зимой пешком. За ней увязался злоумышленник, шёл позади. Бросила ему хорошую новую шаль, чтобы отстал. А Илья Фёдорович как почувствовал что-то, запряг лошадь и поехал встречать жену. Мужчины этого не догнать было, а Надежде Петровне пришлось покрывать голову шарфом мужа, чтобы не простыть.

И ещё был случай, когда дом Фединых обокрали в их отсутствие. Мужик выставил окно в спальню, а собака была привязана у двери в дом.  Налил собаке молока, приласкал, чтобы голос не подавала. Унёс пальто, всю хорошую одежду. Открыли хозяева дверь, а в спальне зерно на полу лежит – вор из мешков зерно высыпал, чтобы складывать в них добро. Следователем работал милиционер Васильев. Нашли преступника, он не одних их обворовал. В лесу у него был тайник, но вещей своих Федины не вернули. Вору присудили выплачивать деньги, платил он их только три месяца, потом пропал….

Первая сторожка была ближе к Дубне, за Веенкой справа у леса. Там жили Панфёровы. Семьи лесников ходили друг к другу в гости. После Панфёровых там жили недолго Макосовы. Дом был сложен из обыкновенного красного кирпича, его бросили, и он давно разрушился…

Начальником Ильи Фёдоровича был объездчик Михаил Михайлович Макаркин, человек строгий, неразговорчивый, приезжал иногда по работе. Сам он жил он в третьей сторожке, в пяти километрах от второй, возле Фирсово, которое было видно ему из окна.  Это был деревянный дом на две семьи для лесника и объездчика. У Макаркина было два сына, и один из них впоследствии женился на племяннице Ильи Фёдоровича Елене. Выйдя на пенсию, Макаркины уехали в Камышин к дочери.

Лесничим был Владимир Васильевич Карталов, муж учительницы Дубенской школы Надежды Сергеевны Ивановой. Левин, тоже муж учительницы Ксении Филипповны — инженером. Деревянная контора лесхоза находилась позади старой школы.

                                                         Жизнь в Дубне. Дети и внуки

 Тамара 4 класса отучилась в Ивановке, 5-й и 6-й — в Королевке. Зимой в самую непогоду по месяцу жила на квартире в Бекетовке или Королевке. В 7-8-х классах училась в Дубенской средней школе, жила на квартире у друзей родителей Помогаевых на Чекалина. Затем поступила в коммунально-строительный техникум, работала в жилищно-коммунальном хозяйстве экономистом под руководством хорошего, знающего бухгалтера Елизаветы Игнатенко, потом в Тулаавтодоре.

Сын Фединых Владимир поступил после 8-го класса в Крапивенский лесной техникум, отучился больше года, но решил стать водителем. В армии служил в Германии, объехал на армейских машинах всю страну. Потом работал в Дубне водителем, крановщиком.

 Прожила семья Фединых в сторожке с 1952 по 1973 год. Все эти годы окружал их дом лес – защищал от ветра, шелестел весной и летом зелёными листами, сыпал осенью золотом на крышу, полянки, дорожки, не жалел даров своих: чистый воздух, родниковую воду, грибы да ягоды… Тихо бежали день за днём, год за годом. Много дел было переделано, много сил потрачено, лес присмотрен, защищён. Молодые посадки, сделанные заботливыми руками, вошли в силу.  Вот также и дети выросли, улетели из родительского гнезда, начали сами свою жизнь строить.

Пришла пора и Фединым поближе к ним перебраться…

Постепенно построили с помощью родных в Дубне бревенчатый дом на улице Калинина, и Илья Фёдорович переселил от сторожки к новому жилищу четыре большие уже яблони – привыкли, прижились. Как же хороша была мельба!

После переезда Илья Фёдорович продолжал работать лесником. Сначала обход был прежним, потом два обхода объединили в один, и его перевели инженером лесного хозяйства. Лошадь и ружьё были больше не положены. Отработал ещё года два-три, по росе утром ходил, ноги болели, была уже инвалидность, больше работать не смог…  Надежда Петровна устроилась на работу в пекарню, потом в садик сторожем-дворником. Держали корову, кур, огород. Помогали растить внуков. Жили в дружбе и согласии со всеми родными и соседями, встречали с радостью гостей — и ближних, и дальних. Илья Фёдорович не мог уже много работать, но всё хлопотал, топтался в валенках по половицам самолично выстроенного дома. Подводило зрение, мучили болезни, нажитые нелёгкой жизнью. Надежда Петровна по-прежнему ласково звала его Илюшей, вела решительно своё маленькое хозяйство.

Послесловие

 Летом 2019 года Тамара Ильинична вместе с братом Владимиром побывала на сторожке: привёз их туда её зять Игорь. Добирались через Гурьевку, мимо полузабытых исчезнувших деревень и хуторов: Королёвки, Бекетовки, Чугуновки. Искали место долго, бродили, не могли вспомнить. Всё заросло высокими деревьями, изменилось до неузнаваемости. Нашли всё же засохшие яблони, несколько красных кирпичей, колосники да кольца от печки, спинку от металлической кровати.

Сходили на родник, от сруба которого сохранилась одна почерневшая доска. 

 По-прежнему журчал безымянный ручеёк, что протекал в те давние времена недалеко от дома в овраге.

 Вот и всё, что осталось…

 

Сердечно благодарю Тамару Ильиничну Гайдукову и всех потомков Ильи Фёдоровича и Надежды Петровны за предоставленную информацию, за то, что сохранили с любовью и уважением память о своих замечательных родственниках.

Это рассказ о дедушке и бабушке моей невестки Жанны, а также о волшебных местах, любимых нашей семьёй с детства – ходили туда за грибами, ягодами.

Анна Краснобаева (Гурская)

 

Резонанс

Как книгу читаешь!..

Александр Морозов

Так трогательно, Анна Юрьевна! И на душе тепло и грустно....

Ольга Муравейко

Спасибо Вам за старые фото, показала отцу – он многих узнал: жители нашей деревни. Я их тоже помню, очень трогательно,они такие молодые…

Светлана Демина

Свою жизнь в Яньково вспомнил. Спасибо!

Константин Шестаков

Хорошее было время, доброе. Дети находили себе занятия и без телевизора и телефона. Интересно было читать этот рассказ, тем более, когда знаешь этих персонажей и знакомые с детства места. Я часто вспоминаю, как всего 20 лет назад мы с подругой Аней каждый день летом ходили за 2-ю сторожку за ягодами, одни с собакой пешком. Проходили мимо этого питомника и прямо в маленьких берёзках было очень много крупных ягод в траве. Печально было увидеть, во что превратилось это место. Всё заросло, да и дороги той, по которой мы ходили, уже нет.

Оксана Осипова

Анна Юрьевна! Вашу невестку Жанну и её сестру Татьяну знаю и люблю с детства. Помню их бабушку и деда, бывала в их доме на ул.Калинина. Спасибо за рассказ! От прочтения получила много тепла и удовольствия!

Анна Паламарчук (Денисова)



Возврат к списку

Написать в редакцию