• dubnanasledie@tularegion.org
  • 301160, Тульская область, пос. Дубна, ул. Первомайская, д. 41
  • +7 (48732) 2-13-81, +7 (953) 197-82-40
 
Никитины: смертью храбрых, жизнью достойной… 01.04.2020 16:10:00

Никитины: смертью храбрых, жизнью достойной…

Недавно в редакцию пришла Елена Полякова, жительница деревни  Лужное, и предоставила семейные реликвии своего покойного дяди Николая Никитина, капитана морского плавания,  – сына павшего на фронте Великой Отечественной войны Александра Никитина, уроженца деревни Сизенево.

В Приморской газете «Находкинский рабочий» в 2016 году сказано о Никитине-младшем  знаменитой стихотворной цитатой, ставшей крылатой: «Гвозди бы делать из этих людей, не было б крепче в мире гвоздей!». Героическая и жестокая эпоха XX столетия не скупилась на такие «гвозди». Никитины – не исключение…

Отец

В письме к сестре Валентине в Лужное, отправленное с Дальнего Востока к 60-летию Победы, мореход Николай Никитин, 1936 года рождения, ярко, очень эмоционально, несколько в мистическом плане рассказал то немногое, что запомнилось ему, семилетнему, во время ухода отца Александра Степановича на фронт из деревни Сизенево:

«Он был хорошим человеком и горячо любил нас с тобой, да и мать тоже, несмотря на присутствие в своём характере домостроевских привычек.

Видимо, чувствовал неизбежность своей гибели и, отдав  мне вожжи, когда мы ехали вдоль деревни, он рыдал, лёжа ничком в телеге, на которой мы собирались везти его на сборный пункт на станцию «Упа»

Во время прощального ужина, опрокинув 100-граммовый стаканчик водки, он сильно ударил его об стол, но не разбил. Тогда он ударил стакан пустой бутылкой, и он снова уцелел, хотя бутылка разлетелась на осколки. Все испугались этой нехорошей приметы. Мама Анна Алексеевна, бабушка Пелагея заплакали, да и я заревел.

Взяли в дорогу и меня, чтобы успокоить, несмотря на глубокую ночь. Я, правда, заснул и не видел, как отец садился в вагон. Мама говорила, что отец на прощание поцеловал меня сонного и вновь прослезился.

Было это, скорее всего, в августе или в сентябре 1943 года – стояло бабье лето…».

Неожиданные воспоминания и в то же время характерные для ухода на войну крестьянина, готовящегося убивать, когда рвалась нить со всем родным, природным, полным циклом жизни человека на земле. Нет, далеко не всегда уходили сражаться под звуки военного оркестра, в сопровождении пламенных речей. Иногда и так – лежащим ничком в телеге, оставляя за собой семью, родную деревню, когда чуткое сердце  вещало, что видишь их в последний раз…

Маленькое и большое

Интересны письменные свидетельства детей Александра Степановича Никитина – Николая и Валентины о жизни в Сизенево, Дубне при отце и после его гибели. Это автобиографический рассказ Николая Александровича «Маленькое и большое» для конкурса в редакции дальневосточной газеты «Находкинский рабочий» в 2002 году и воспоминания его сестры Валентины Александровны Кастюриной, живущей в селе Лужное, написанные к 65-летию Великой Победы.

Николай Никитин:

«Это произошло давно. Наверное, ещё до войны, потому что отец был дома и работал в колхозе ездовым. Он часто брал меня с собой. При этом почти всегда запрягал в телегу одну и ту же кобылу, у которой весной родился шустрый каурый жеребёнок с белой метиной на лбу, к которому меня очень тянуло.

Завидев меня, он быстро приближался, стараясь положить шею на моё плечо.

Но однажды, ласкаясь, жеребёнок сильно поставил своё копыто на мою босую ногу. Я взвыл, а жеребёнок, испугавшись, помчался по конному двору.

К моей ноге привязали лопух, чем-то смазали её, и через неделю от ушиба с опухолью не осталось и следа.

Моя дружба с жеребёнком продолжилась. На следующий год он был уже стригуном и во время краткой оккупации деревни фашистами спасался с колхозным табуном в знаменитых со времён монголо-татарских нашествий засеках.

Ещё через год, в 1942-м, поносив немного колхозный хомут, конь оказался на фронте, кто знает, может быть, – под Сталинградом. Нашу Победу вряд ли он увидел: лошадиная жизнь на передовой была намного короче человечьей. Но и он был той частичкой силы, которая одолела фашизм. А значит, и без лошадиной надсадной тяги Победа не могла бы состояться».

Валентина Кастюрина:

«О своём отце ничего не помню, так как я родилась в 1942 году. Со слов мамы известно, что в начале войны он был призван, под Калугой был ранен и демобилизован. Полтора года пробыл дома. В 1943 году он был снова призван на фронт, а 10 марта 1944-го пришла похоронка.

Все заботы легли на плечи нашей мамы, трудившейся в колхозе на всех работах от зари до зари. Я с братом Колей воспитывалась бабушкой Пелагеей – родной тётей отца.

Помню голод 1947-1948 годов, когда мама посылала меня на колхозное поле за оставшейся в зиму картошкой в земле.

Когда умерла Пелагея, все заботы по дому стали нашими, моими и Колиными. Я рубила и таскала дрова, готовила корм домашним животным, носила воду из колодца, с братом пасла табун лошадей в ночном.

В 1951 году Николай поступил в мореходное училище, а мне с мамой пришлось испытать тяготы послевоенной жизни.

Когда я окончила Королевскую семилетку в 1956 году, мама настаивала на моей дальнейшей учёбе. Так я стала учиться в 8 классе Дубенской средней школы. Ученики из отдалённых деревень жили на частных квартирах, а нам, детям погибших отцов, предоставили общежитие.

Но проучилась я только 3 месяца – не было денег дома. Тогда в сельской местности не выдавали паспортов, и уехать в город не было возможности. Так с 15 лет началась моя трудовая деятельность, а дальше – замужество и вся последующая жизнь…»

Дважды в одну и ту же реку не войдёшь…

Если вспомнить это мудрое народное присловье по отношению к судьбе Александра Никитина, то его короткое участие в боях под Калугой в 1941-м с тяжёлым ранением и демобилизацией, как оказалось временной, логично по страшным законам войны обернулось гибелью после полугода вторичного призыва на фронт. Сердце-вещун не обмануло Александра Степановича на исходе лета 1943-го…

26 мая 1944 года Анна Алексеевна Никитина получила из Дубенского райвоенкомата извещение, что её муж «в бою за социалистическую Родину верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 10 марта 1944 года, похоронен в Калининской области, Пустошкинском районе…»

В августе 1944 года после освобождения псковской земли была образована Псковская область, куда и вошёл Пустошкинский район из Калининской, ныне Тверской области. Согласно обобщённому банку данных «Мемориал» Минобороны России, гвардии рядовой 169-го стрелкового полка 1-й Гвардейской дивизии Александр Степанович Никитин, призванный 28 августа 1943 года из деревни Сизенево, погибший у деревни Мельница  Пустошкинского района Калининской области и преданный земле там, в 2011 году был перезахоронен в числе других 86 останков бойцов из разных окрестных мест в общий мемориал на въезде в деревню Сергейцево Пустошкинского района теперь уже Псковской области.

Как погиб рядовой Александр Никитин, теперь уже не узнать, как и о сотнях, тысячах других воинов, часть которых вообще отмечена, теперь уже навечно, кратким сообщением: «Пропал без вести…»

Но вот общую картину боёв, тяжелейших, во многом неудачных, на Витебском направлении зимой-весной 1944 года, мало освещённых, помог воссоздать житель Дубны, бывший преподаватель философии Тульского  Госпедуниверситета им. Л.Н. Толстого Анатолий Иванов, собравший целую библиотеку изданий, посвящённых истории Великой Отечественный войны по всем её основным периодам.

Пал смертью храбрых на Витебском направлении

169-й Гвардейский стрелковый полк, в рядах которого воевал Александр Никитин, в составе 1-й Московской Пролетарской стрелковой дивизии входил в 11-ю Гвардейскую армию, одну из прославленных боевых соединений Красной Армии в период Великой Отечественной войны, которой в разное время командовали два будущих маршала Советского Союза Константин Рокоссовский и Иван Баграмян. В марте 1944 года она входила в состав 1-го Прибалтийского фронта, которым командовал тогда генерал Иван Христофорович Баграмян, впоследствии Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза; армией – Кузьма Никитович Галицкий, впоследствии – генерал армии, Герой Советского Союза.

Целью Витебской наступательной операции войск Западного и 1-го Прибалтийского фронтов, проходившей в период со 2 февраля по 13 марта 1944 года, являлся разгром Витебской группировки противника и овладение Витебском. 11-я Гвардейская армия входила в состав ударной группировки 1-го Прибалтийского фронта и действовала на острие главного удара. Фашисты противопоставили советским войскам 3-ю танковую армию и 6-й  воздушный флот.

Операция развивалась трудно, советским войскам не удалось осуществить быстрый прорыв обороны противника, и поэтому бои приняли затяжной характер, сопровождались нашими  большими потерями, в итоге завершившись неудачей.

10 марта, когда погиб Александр Никитин, 11-я Гвардейская армия после некоторой паузы возобновила наступательные действия. К 14.30 атакующие пехотные подразделения при поддержке танков сумели прорвать передний край обороны гитлеровцев протяжённостью около 8 километров и овладеть рядом опорных пунктов противника. Но немцы, как это они часто делали, сумели своевременно вскрыть подготовку нашей атаки и отвести войска с переднего края в глубину своей обороны. Это сделало неэффективной нашу артподготовку и позволило противнику сохранить в целости свою систему огня и избежать значительных потерь личного состава.

Неожиданным оказалось и построение мощной огневой системы противника, которая не была обнаружена детально нашей артиллерийской инструментальной разведкой. Ввод вторых эшелонов стрелковых рот не дал эффекта из-за их малочисленности. К тому же немцы во второй половине дня применили авиацию. Бои в глубине обороны противника приняли затяжной характер.

Цели операции не были достигнуты, и с середины марта 1944 года советские войска на Витебском направлении вынужденно перешли к обороне.

Общие потери наших войск в этой операции достигли 135 тысяч человек, из них безвозвратные – 27 639 человек, санитарные – 107 373.

В марте 1944 года 169-м полком, в котором воевал и погиб Никитин, командовал полковник Ф. Я. Малышев. Этот полк существует и поныне.

Вечная память Александру Степановичу Никитину и всем павшим во все годы и на всех фронтах Великой Отечественной войны!

Анатолий Иванов рекомендует для более детального ознакомления с изложенными событиями зимы-весны 1944 года Витебской наступательной операции источники: Боевой журнал 11-й Гвардейской армии за март 1944 года. Сайт «Память народа»; А.В. Исаев. Операция «Багратион». М., Яуза, 2017 г.

Капитан

Как и отмечала в своих воспоминаниях Валентина Александровна Кастюрина, пятнадцатилетним её брат Николай Никитин уехал в Ленинград и успешно сдал вступительные экзамены в мореходное училище. Но, как отмечено в очерке Геннадия Романовского «Морские волны большой судьбы» о Николае Никитине в газете «Находкинский рабочий» в № 28 от 1 марта 2016 г., нашлись недоброжелатели из числа односельчан-соседей в Сизенево, которые в анонимном письме на имя начальника училища указали, что дед Николая был, по их представлениям, кулаком, «мироедом», раскулачен в 1930 году, и юноше не место в таком учебном заведении. Никитина отчислили из училища.

Но Николай не сдался, написав письмо самому Сталину, который, как известно, постановил тогда: «Сын за отца не отвечает», в том числе, конечно, и за деда, ставшего «виноватым» лишь в том, что хорошо вёл своё хозяйство. Через месяц Никитин снова стал курсантом.

Окончив с отличием училище, выпускник получил направление в Сахалинское морское пароходство. А дальше – порт Ванино Хабаровского края, работа в службе капитана порта лоцманом, должность старшего помощника капитана, капитана на больших паромах Ванино – Холмск следованием через Татарский пролив, перегон  паромов с верфей Калининграда почти по кругосветке, трудовая деятельность в Японии.

До выхода на пенсию Никитин трудился в Дальинторге, Приморском морском пароходстве, Торгмортрансе и в Океан-Интербизнесе.

С женой Зинаидой Сергеевной, уроженкой деревни Гурьевка Дубенского района, Николай Александрович прошёл по жизни 60 лет, воспитав дочерей Елену и Марину. После выхода на пенсию Николая Александровича Никитины обосновались в Находке.

В 2016 году Николая Александровича не стало.

Всегда в памяти Никитина-младшего оставался образ его отца, строгого, но справедливого человека, которому выпало пасть в бою, когда война перевалила уже за середину, но бои от этого только ужесточились.

Унаследовав от Александра Степановича черты настоящего человека, его сын верно и честно служил народу и Отечеству.

 

На снимках:

Александр Никитин во время первой мобилизации на фронт в 1941 году. На обороте фотографии – пожелание Александра Степановича родным жалеть и беречь друг друга и не беспокоиться о нём.

Под прикрытием танков, 1944 год (фото armyman.info)

Извещение о гибели Никитина-старшего бережно хранится потомками.

Братское мемориальное захоронение воинов на въезде в деревню Сергейцево Пустошкинского района Псковской области, где покоятся останки и Александра Никитина.

Никитин-младший с семьёй на Дальнем Востоке.



Возврат к списку

Написать в редакцию