«

»

Распечатать Запись

Отец Александр: «Мы, православные, вышли все из Днепра…»

 

3– Отец Александр, трудна дорога к Храму, непросто решение исповедоваться…

– Храм – это лечебница для духа. Батюшка перед службой говорит: «Если вы уж пришли во врачебницу храмовую, то не уйдите из нея неисцеленные». А перед этим он призывает: «Не стыдитесь, не бойтесь и не скрывайте что-либо от меня! Скажите всё, в чём согрешили, не смущаяся… И получите избавление от грехов от Господа нашего Иисуса Христа».

Это увещевание – одно из главных в обращении священника к пастве, и он повторяет его каждый раз на исповеди перед всеми кающимися. Исповедь – тайна, знать о ней никто не может. Если человек что-то не говорит на исповеди, то священник поможет ему в откровении. Главное на исповеди – покаяние, а не просто перечисление грехов. Ведь любой алкоголик скажет батюшке: «Да, я пью…», но это не будет исповедью!

– Человек покаялся, помолился. А дальше?

– Человек из церкви выходит на улицу. Там православный сталкивается с трудностью: очень тяжело ему удержать тот заряд духовного мира, который он получил в храме – на него ополчается житейское море с его соблазнами, агрессией, греховной тяжестью.

Но человек, который постоянно ходит в храм, обучается духовности, защите от скверны. Православное богослужение построено не только догматически, но и назидательно. Прихожанину, внимательно воспринимающему молитвы, тропари, не нужны духовные академии. Повторюсь: всё в храме назидательно. Путь к подлинной, высокой, очищающей, возвышающей душу и сознание молитве долог и труден. Даже великие подвижники благочестия не все сподоблялись сердечной, умной молитве.

– Отец Александр, что Вас привело к служению Богу?

– Никто и не подозревал, что стану священнослужителем. Я работал машинистом тепловоза. Моя супруга оказалась женщиной глубоко верующей. Больше  под её влиянием я пришёл к Храму. Она и  привила мне необходимость веры. Сейчас матушка Валентина служит со мной в храме, поёт на клиросе.

– Велика сейчас сила агрессии. Вот и на Украине дело доходит и до раскола в вере.

– Если присмотреться к людям, пытающимся силой заявить о себе, то увидите их бездуховность. Я 15 лет прожил в мусульманской стране – Казахстане. Знаком и дружен со многими там. Видел агрессивно настроенных людей, чья неприязнь распространялась не только на русских, но и на своих сородичей. Зло и агрессия не имеют национальности, вероисповедания. На Украине некоторые священники сами участвуют в беспорядках, призывают к насилию. Я могу назвать этих раскольников веры только бандитами. Их цель – развязать войну.

– Отец Александр, как Вы относитесь к другим религиозным конфессиям?

– У нас есть замечательный исторический образец – содружество наций и веротерпимость в царской России. У русских царей на службе находились и мусульмане, и буддисты, словом, выходцы из многих народов, исповедовавшие различные религии. Мусульманин тогда считал честью служить под знамёнами русского царя. На верность присягали даже горцы, наиболее ортодоксальные в своей жизни и вере.

Но Россия всегда была и остаётся православной страной. Мы, православные, при крещении во времена святого Владимира вышли из Днепра. И не стоит навязывать грубо и агрессивно каждому народу свою веру. Разве апостол Андрей шёл в Индию проповедовать Христа, где служил апостол Фома?

Нельзя духовно работать на поле, которое уже возделано, где пало семя Евангелия. Потому мне непонятны действия сектантов – иеговистов, адвентистов. Зачем они проповедуют в среде православных, насаждая своё? К ним терпимым я быть не могу.

Мы не можем забывать святоотеческое предание. Но если иеговист или адвентист будет нуждаться в помощи, я ему не откажу.

– Спасибо, отец Александр, за душеспасительную беседу.

– Мира и согласия Вашей душе.

 Беседовал Владимир Положенцев

Фото автора

Постоянная ссылка на это сообщение: http://gazetanasledie.ru/news/7353